Еще раз о верховенстве закона... - Научное сетевое издание "Внесудебная защита", 14.12.2016

          Уполномоченный по правам человека в Архангельской области Л.В. Анисимова считает необходимым обратить внимание коллег  и экспертов на следующие принципиальные моменты, требующие законодательного регулирования, а не распорядительных писем тюремного ведомства.
          Первое, на что следует обратить внимание, – это длительность и непрерывность содержания осужденных в штрафном изоляторе. В  адрес Уполномоченного по правам человека в Архангельской области часто поступают жалобы от осужденных и их родственников на жестокое обращение со стороны администрации пенитенциарных учреждений и на необоснованное наложение взысканий; применение мер взыскания, несоразмерных тяжести нарушения; на длительное, фактически непрерывное содержание осужденных в ШИЗО и др.
          Следует отметить, что уголовно-исполнительное законодательство регламентирует предельно допустимый срок водворения в ШИЗО, установленный п. «в» ч. 1 ст. 115 УИК РФ – до 15 суток, однако не содержит каких-либо норм, ограничивающих количество повторных водворений в штрафной изолятор, или норм, не допускающих непрерывного длительного содержания осужденных в ШИЗО в случае совершения ими повторного нарушения в данные период.
          Заметим, что  в свое время в статье  54 Исправительно — трудового кодекса РСФСР, действовавшего до декабря 1996 года, законодатель предусматривал ограничение общего срока пребывания в штрафном изоляторе в течение одного календарного года шестьюдесятью сутками.
          Полагаем, что отсутствие в современном отраслевом, в частности, действующем уголовно-исполнительном законодательстве, норм о предельном сроке содержания в штрафном изоляторе в течение года, имевших место в прежнем исправительно-трудовом законодательстве, по нашему мнению, не должно существенно ограничивать правовое положение осужденных, водворяемых в ШИЗО.
          Вместе с тем, одной из основных целей Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 14.10.2010 № 1772-р, является гуманизация условий содержания лиц, заключенных под стражу, и лиц, отбывающих наказание в виде лишения свободы, повышение гарантий соблюдения их прав и законных интересов в соответствии с международными стандартами.
          С целью выполнения постановлений Европейского суда по правам человека (в частности, постановления ЕСПЧ от 21.06.2011 «Дело «Орлов против РФ» (жалоба № 29652/04), ФСИН России в территориальные органы были направлены указания от 16.02.2012 № 13-2777-01 и от 20.12.2012 № 13-23960-01. 
          В соответствии с указанием директора  ФСИН России от 16.02.2012 № 13-2777-01 до сентября 2016 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы должен был быть обеспечен контроль за созданием осужденным и лицам, содержащимся под стражей, при водворении в карцер, ШИЗО, переводе в ПКТ, ЕПКТ условий содержания, соответствующих нормам международного права, положениям международных договоров РФ  и федеральных законов, в том числе касающихся соблюдения норм санитарной площади на 1 человека; обеспечен контроль за соблюдением законности при применении к осужденным и лицам, содержащимся под стражей, мер взыскания в виде водворения в карцер, ШИЗО, перевода в ПКТ, ЕПКТ, учитывающий соответствие налагаемого взыскания тяжести и характеру совершенного правонарушения, при этом решение принимается коллегиально комиссией учреждения в присутствии нарушителя и с учетом его объяснения; не должно допускаться непрерывного (без вывода из камеры менее чем на сутки) содержания осужденных и лиц, содержащихся под стражей, в случае совершения ими повторного нарушения в данный период, в указанных камерных помещениях свыше установленного законом срока.
          До недавнего времени действовало и поручение ФСИН России от 20.12.2012 № 13-23960-01, которое устанавливало контроль за соблюдением законности при применении к осужденным и лицам, содержащимся под стражей, мер взыскания в виде водворения в карцер, ШИЗО, перевода в ПКТ, ЕПКТ, учитывающий соответствие налагаемого взыскания тяжести и характеру совершенного правонарушения, физическое и психическое состояние водворяемого лица.
          Однако данные указания утратили силу на основании также указания врио директора ФСИН России от 05.09.2016 № исх. 02-50873.  По мнению ФСИН России, выраженном в указании от 05.09.2106 об отмене вышеперечисленных поручений, судебная практика показывает, что в большинстве случаев суд признает правомерным непрерывное содержание осужденных в запираемых помещениях.  Также основными причинами досрочного освобождения осужденных из ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ являлось «некачественное оформление постановлений о применении к осужденным мер взыскания, ненаправление на медицинский осмотр осужденных, водворенных в запираемые помещения» (указание врио директора ФСИН России от 05.09.2016 № исх-02-50873).
          Вместе с тем многолетний опыт деятельности и практика защиты Уполномоченного по правам человека в Архангельской области, позволяет констатировать  массовый, типичный и длящийся характер нарушений в сфере привлечения осужденных к такой мере взыскания как водворение в ШИЗО еще до отмены указанных поручений ФСИН России.
          В результате их отмены мы уже столкнулись со случаями непрерывного содержания осужденных в ШИЗО на протяжении длительного времени. В ходе выезда с проверкой в одну из колоний-поселений Архангельской области и анализа соответствующей документации было установлено, что 54-летняя П., осужденная впервые к лишению свободы по ст. 318 УК РФ, имеющая индивидуально-психологические особенности личности (что отражено в соответствующих документах), содержалась в ШИЗО практически непрерывно с 06.09.2016 в течение  более 70 суток, в том числе из них — 32 суток непрерывно. На момент посещения осужденная находилась в негативном психологическом состоянии, проявляя нестандартное поведение и внешние реакции. Психологом учреждения у П. был выявлен средний уровень суицидального риска. Особо отметим, что время пребывания вне ШИЗО осужденной П. между повторными (и неоднократными) водворениями еще на 15 суток составляло лишь от 6 час. до 30 мин. соответственно. В период получасового вывода из камеры ШИЗО к П. была применена физическая сила.
          Таким образом, П., осужденная по приговору суда к одному году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, фактически уже более 2,5 месяцев из 12 месяцев отбывает наказание в запираемом помещении. При этом невозможно не отметить, что ориентиры уголовного законодательства направлены в целом на смягчение уголовного преследования и суды чаще принимают решения о применении к осужденным женщинам наказаний и мер уголовно-правового характера, не связанных с изоляцией от общества.
          В связи с этим Л. Анисимова хочет привлечь внимание коллег к проблеме отсутствия какого-либо законодательного регулирования вопроса в части длительного и непрерывного содержания осужденных в ШИЗО.Безусловно и то, что столь существенные вопросы должны регулироваться не ведомственными письмами ФСИН России, а на законодательном уровне.
          Во-вторых, это один из аспектов оплаты труда осужденных —    отмена применения районных коэффициентов и процентных надбавок при расчете заработной платы осужденных, привлекаемых к оплачиваемому труду в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. Нельзя не отметить, что значительная часть учреждений системы исполнения наказаний расположена именно в таких местностях, поэтому вопрос касается значительного числа лиц.
          Вопросы организации и оплаты труда осужденных занимают в ходе проводимых Уполномоченным по правам человека в Архангельской области проверок и посещений учреждений УФСИН особое место. При этом результаты проведенных проверок подтверждают массовый, типичный и длящийся характер нарушений в сфере привлечения к труду и особенно —  оплаты труда осужденных. Не стоит забывать, что сегодня их заработная плата служит единственным источником погашения различных алиментных и исковых обязательств, в т.ч. жертвам преступлений.
          Анализ имеющихся в распоряжении Уполномоченного по правам человека в Архангельской области  материалов, а также результаты проверок показали, что нарушения трудовых прав осужденных носят распространенный характер и охватывают различные аспекты привлечения их к труду.
          Показательным примером массового несоблюдения законодательных норм при оплате труда осужденных является, в том числе и проблема с выплатой им предусмотренных Законом РФ от 19.02.1993 № 4520-1 «О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях» процентной надбавки к заработной плате за стаж работы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях и районного коэффициента.
          Считаем необходимым особо подчеркнуть, что согласно ч. 1 ст. 105 УИК РФ, осужденные к лишению свободы имеют право на оплату труда в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде.
          В соответствии с ч. 1 ст. 129 ТК РФ, заработная плата  — вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях).
          Однако опять же в соответствии с исключительно письмом ФСИН России от 21.09.2016 № исх-0454540 с октября 2016 года при расчете заработной платы районный коэффициент осужденным, привлеченным к оплачиваемому труду в учреждениях уголовно-исполнительной системы в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях,  не начисляется. Процентную надбавку перестали выплачивать ранее.
          Таким образом, столь серьезные вопросы опять определяются исключительно письмом ФСИН России. Полагаем, что данная проблема также заслуживает пристального внимания, обсуждения, а также более четкого регулирования. 

  Назад

На главную страницу