ВС объяснил, когда женщина не обязана оплачивать долги экс-супруга

 Верховный суд РФ защитил москвичку от обязанности оплачивать долг по кредитному договору бывшего супруга: для разделения ответственности по займу необходимо доказать, что средства израсходованы на общие нужды семьи. Причём бремя доказывания, что все полученное пошло в «общий котёл», ложится на инициатора дробления. 
Суть дела 
 Заявитель утверждал, что брал займ в банке для ремонта собственной квартиры, но пока находился в браке, а значит деньги требовались для общесемейных нужд. Именно поэтому, по его мнению, бывшая супруга должна разделить с ним обязательства по возврату денег. Районный суд, Московский городской и Второй кассационный суд общей юрисдикции посчитали требования истца справедливыми. Судебные инстанции указали, что займ брался под залог квартиры, а в целях обеспечения денежных обязательств стороны заодно заключили и договор ипотеки, при этом тогда ещё супруга заявителя дала нотариально заверенное согласие на заключение договора залога квартиры.
Позиция ВС 
 Семейным и Гражданским кодексами установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом (пункт 2 статьи 35 СК и пункт 2 статьи 253 ГК). Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит, указывает ВС.
 Напротив, отмечает высшая инстанция, СК предусматривает, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга (пункт 1 статьи 45), а значит допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств.
 Оба супруга должны отвечать по обязательствам одного, если судом установлено, что все полученное было использовано на нужды семьи (пункт 2 статьи 45 СК). При этом бремя доказывания, что средства пошли в «общий котёл» лежит на стороне, претендующей на распределение долга.
 Таким образом, для распределения долга обязательство должно являться общим, то есть возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи, поясняет ВС.
Соответственно, юридически значимым обстоятельством по данному делу являлось выяснение вопроса о том, были ли потрачены денежные средства, полученные супругом по кредитному договору, на нужды семьи.
 Между тем суды, признавая долг по договору займа супружеским, формально ограничились лишь указанием цели, на которую должны были быть использованы денежные средства, однако в реальности каких-либо ремонтных или строительных работ в квартире проведено так и не было, что никем из сторон не оспаривалось, отмечает ВС.
 Он также разъясняет, что нотариальное согласие супруги на заключение договора ипотеки не может являться юридически значимым обстоятельством для этого спора, поскольку она не обладала правом собственности или иными правами на квартиру мужа, поэтому ее согласия в силу закона вообще не требовалось.
 В связи с допущенными в ходе разбирательства нарушениями ВС определил отменить состоявшиеся по делу судебные акты и направить материалы на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

По материалам "Российского агентства правовой и судебной информации (РАПСИ)"