Верховный суд пояснил, когда колония обязана отпустить по УДО

Освобожденный пожаловался в суд, что его продержали лишних две недели по вине исправительного учреждения. Суд первой инстанции решил, что права нарушены, но вины ФСИН нет, а апелляция и кассация постановили, что именно с колонии нужно взыскать моральный ущерб. ВС показал, почему они не правы.  
 Андрей Катин отбывал срок в ФКУ ИК Красноярского края. В марте 2019 года он подал ходатайство об условно-досрочном освобождении. В мае 2019 Богучанский районный суд Красноярского края освободил Катина на неотбытые почти 2,5 года. После освобождения (9 августа 2019 года) он обратился с иском к Красноярскому УФСИН, ФКУ ИК и Минфину в Ермаковский районный суд (по месту жительства), считая, что администрация ФКУ ИК была обязана освободить его 23 июля 2019 года, то есть немедленно после оглашения апелляционного постановления, поэтому, на его взгляд, имело место незаконное бездействие должностных лиц. Он потребовал возмещения морального вреда в размере 100 000 руб.
 Суд 19 февраля 2020 года удовлетворил требования Катина частично, взыскав в его пользу с Российской Федерации в лице Минфина компенсацию морального вреда в размере 35 000 руб. И тут встал вопрос о надлежащем ответчике, поскольку Минфин считал, что отвечать за нарушение прав должна ФСИН. С этим согласилась апелляция Красноярского краевого суда и Восьмой кассационный суд общей юрисдикции (25 февраля 2021 года). Они приняли решение взыскать с ФСИН моральный вред в размере 20 000 руб. Тогда ФКУ ИК обратилась в Верховный суд.
 Судебная коллегия по административным делам ВС в составе судей Владимира Хаменкова, Игоря Зинченко и Елены Горчаковой решила, что виновного бездействия, которое привело к задержке освобождения, со стороны администрации колонии не было. Судьи сослались на Постановление пленума ВС от 21.04.2009 № 8, где указано, что суд должен незамедлительно направить копию постановления в пенитенциарное учреждение. При этом ч. 5 ст. 173 УИК устанавливает в качестве единственного основания для освобождения постановление. Заключенный должен быть освобожден, только когда документ поступит в ИК. 
Соответственно, обязанность освободить осужденного у ФКУ ИК возникает в день поступления такого постановления. В данном деле постановление в ФКУ ИК поступило как раз 9 августа, чему есть доказательства. При этом УПК устанавливает обязанность именно суда незамедлительно направить копию апелляционного постановления либо выписку из его резолютивной части, в соответствии с которым осужденный подлежит освобождению от отбывания наказания. 
 Таким образом, судебная коллегия по административным делам Верховного суда решила, что ФСИН не нарушила права заключенного, отменила постановления Красноярского краевого суда и Восьмого кассационного суда общей юрисдикции и оставила в силе решение Ермаковского районного суда Красноярского края. 

По материалам "Право.ru"