Преступление против собственности может причинять потерпевшему моральный вред - КС РФ

 Любое преступление против собственности посягает не только на имущественные права потерпевшего, но и на достоинство личности и тем самым может причинять потерпевшему моральный вред, который подлежит возмещению в порядке, предусмотренном законом. К таким выводам пришел Конституционный суд (КС) РФ, рассмотрев жалобу жителя города Тимашевска Сергея Шиловского на нормы Гражданского кодекса РФ, в которых оказались не предусмотрены обстоятельствах причинения морального вреда, возникшие в деле заявителя.
 Постановление по делу Шиловского было оглашено сегодня судьей Сергеем Мавриным на заседании КС РФ, которое транслировалось в интернете. Заявитель оспаривал положения статьи 151 Гражданского кодекса РФ, которая определяет причинение морального вреда только нарушением личных неимущественных прав гражданина, и она была признана не соответствующей Конституции РФ.
 Прейскурант в морге
 Как следует из материалов дела, Шиловский был признан потерпевшим по уголовному делу в связи с преступлением, совершенным медперсоналом местного отделения ГБУЗ "Бюро судмедэкспертизы".
 В 2017 году санитар морга, имея умысел на хищение денежных средств путем обмана, отказывался выдать Шиловскому тело его покойной матери без дополнительной оплаты.
 Потерпевшему пришлось заплатить 6 тысяч рублей.
 В ходе рассмотрения дела Шиловский рассказал, что действия санитара морга отразились на его здоровье. "Была проведена операция на сердце. Следствие длилось больше двух лет. В суде дело было прекращено. Санитар не извинился, перевел мне 6 тысяч рублей, но моральный вред не компенсировал", - пояснял заявитель. 
 По его мнению, оспариваемая норма лишает потерпевших от преступлений против собственности права на компенсацию морального вреда, допуская его возмещение лишь при нарушении личных неимущественных прав.
 Нужно доказывать
 КС РФ однозначно указал, что любое преступление против собственности посягает не только на имущественные права потерпевшего, но и на достоинство личности и тем самым может причинять потерпевшему моральный вред.  Соответственно, по мнению КС РФ, если такой вред причинен, то он подлежит возмещению в порядке, предусмотренном законом.
 "Законодательство не предполагает безусловного отказа в компенсации морального вреда лицу, которому физические или нравственные страдания были причинены в результате преступления, в силу одного лишь факта квалификации данного деяния как посягающего на имущественные права", - говорится в постановлении КС РФ. При этом в документе отмечается, что пострадавшие от посягательства на их имущественные права, по общему правилу, не освобождаются от бремени доказывания самого факта причинения морального вреда и обоснования размера денежной компенсации. 
 Очевидные страдания
 В то же время, изучив дело Шиловского, КС РФ отметил, что обстоятельства дела могут свидетельствовать об очевидном причинении физических или нравственных страданий от преступления против собственности, например, при совершении преступления в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в тяжелой жизненной ситуации, обусловленной, в частности, утратой близкого человека. И в таком случае, как утверждает КС РФ, факт причинения морального вреда не может быть поставлен под сомнение судом и не может им не учитываться в ходе оценки представленных доказательств.
 "Иное снижало бы уровень конституционно-правовой защищенности потерпевших от преступлений, создавало бы препятствия для применения конституционных гарантий реализации их прав и не согласовывалось бы с принципом справедливости", - считает КС РФ.
 КС РФ указал, что правоприменительные решения по делу Шиловского подлежат пересмотру, отметив, что в любом случае компенсация морального вреда, причиненного преступлением против собственности, предполагает исследование судом фактических обстоятельств конкретного дела.

По материалам "Российского агентства правовой и судебной информации (РАПСИ)"